dakarant: (Тема Лебедев)

Обстановка на кафедральной защите была такой нервной, боевой и как-то ошеломляющей – «ведь самый страшный час в бою – час ожидания атаки» (с), что, выйдя оттуда наконец, я почувствовал на редкость настоятельную потребность выпить. Желательно водки. Желательно много. Но было уже 10 часов вечера, сил не было уже ни на что, хотя нервное возбуждение, превратившее мое выступление в нечто, похожее на публичную лекцию Гиренка, еще как-то подпитывало. Мы разъехались по домам, и сегодня я приехал в универ только где-то в полпервого и пошел к Максу в общагу готовить его к зачету Дмитриева, который должен был начаться через час. Зачет мы, естественно, сдали с закрытыми глазами, а потом передо мной встала дилемма – ехать с этими товарисчами (Максом и Матвеем, Серега обиделся на весь свет и заперся в Жуковском) нажираться или пойти на заседание Литстудии, которые я старательно забивал весь семестр (после Открытого вечера). Я аж доехал до кафе под неформальным названием «У хача» и выпил кружечку пивка с креветками, когда чувство долга, осложненное ответственностью представительства за Настю Ч. на заседании Литстудии, ответственностью, возложенной на меня оной Настей, таки взяло верх – и я поехал в универ. Зря я это сделал, заявляю со всей ответственностью. Ох, зря.

В корпусе я наткнулся на Дмитриева, с которым протрепался минут 40, точнее, в основном выслушивал монолог о том, какой я умный (да, прерывать как-то не хотелось, было приятно). В общем, когда я позвонил Авелине (руководителю Литстудии), выяснилось, что она уже в кафе у метро Университет, ибо опять никто не пришел. Я добрался до оного кафе, где Авелина угостила меня за свой счет каким-то воздушным тортом и экзотическим кофе. Спасибо, конечно, но после литра пива с тарелкой креветок это, знаете ли …

В общем, было смешно. Меня обвинили в пропаганде алкоголизма (а ведь совершенное невинное стихотворение на тему in vino veritas, довольно возвышенное и красивое, почитала бы она творение современных поэтов) и (ну, это уже традиционно) в упадничестве, депрессивности и декадансе. Оказывается, Ассоциация выпускников философского факультета, которая спонсирует издание сборников нашей Литстудии, имеет сверхзадачу внедрения в молодежную среду светлых идеалов, позитивных ценностей и всякого прочего плана Путина здорового образа жизни. Да идите вы все на йух со своим пазитиффом!

Но веселое настроение меня не покидает. Музыка звучит в сглаженных под светом пасмурного неба плоскостях – и это очень простая, немудрящая музыка, но это музыка жизни – и жизнь музыкальности, оттого она обеспечивает то, что является, как ни крути, для меня главным – подлинность, уходящую корнями в глубину неизреченности и потому выражающуюся так просто, что ее нельзя не почувствовать, и так сложно, что ее невозможно понять.

dakarant: (Тема Лебедев)

Обстановка на кафедральной защите была такой нервной, боевой и как-то ошеломляющей – «ведь самый страшный час в бою – час ожидания атаки» (с), что, выйдя оттуда наконец, я почувствовал на редкость настоятельную потребность выпить. Желательно водки. Желательно много. Но было уже 10 часов вечера, сил не было уже ни на что, хотя нервное возбуждение, превратившее мое выступление в нечто, похожее на публичную лекцию Гиренка, еще как-то подпитывало. Мы разъехались по домам, и сегодня я приехал в универ только где-то в полпервого и пошел к Максу в общагу готовить его к зачету Дмитриева, который должен был начаться через час. Зачет мы, естественно, сдали с закрытыми глазами, а потом передо мной встала дилемма – ехать с этими товарисчами (Максом и Матвеем, Серега обиделся на весь свет и заперся в Жуковском) нажираться или пойти на заседание Литстудии, которые я старательно забивал весь семестр (после Открытого вечера). Я аж доехал до кафе под неформальным названием «У хача» и выпил кружечку пивка с креветками, когда чувство долга, осложненное ответственностью представительства за Настю Ч. на заседании Литстудии, ответственностью, возложенной на меня оной Настей, таки взяло верх – и я поехал в универ. Зря я это сделал, заявляю со всей ответственностью. Ох, зря.

В корпусе я наткнулся на Дмитриева, с которым протрепался минут 40, точнее, в основном выслушивал монолог о том, какой я умный (да, прерывать как-то не хотелось, было приятно). В общем, когда я позвонил Авелине (руководителю Литстудии), выяснилось, что она уже в кафе у метро Университет, ибо опять никто не пришел. Я добрался до оного кафе, где Авелина угостила меня за свой счет каким-то воздушным тортом и экзотическим кофе. Спасибо, конечно, но после литра пива с тарелкой креветок это, знаете ли …

В общем, было смешно. Меня обвинили в пропаганде алкоголизма (а ведь совершенное невинное стихотворение на тему in vino veritas, довольно возвышенное и красивое, почитала бы она творение современных поэтов) и (ну, это уже традиционно) в упадничестве, депрессивности и декадансе. Оказывается, Ассоциация выпускников философского факультета, которая спонсирует издание сборников нашей Литстудии, имеет сверхзадачу внедрения в молодежную среду светлых идеалов, позитивных ценностей и всякого прочего плана Путина здорового образа жизни. Да идите вы все на йух со своим пазитиффом!

Но веселое настроение меня не покидает. Музыка звучит в сглаженных под светом пасмурного неба плоскостях – и это очень простая, немудрящая музыка, но это музыка жизни – и жизнь музыкальности, оттого она обеспечивает то, что является, как ни крути, для меня главным – подлинность, уходящую корнями в глубину неизреченности и потому выражающуюся так просто, что ее нельзя не почувствовать, и так сложно, что ее невозможно понять.

dakarant: (Тема Лебедев)
И я пробовал петь, не различая нот,
Я брал аккорды на ощупь, а чаще - совсем не брал,
Но моя птица, мой свет и мой голос сказали: "Вперед!"
Мол: наплевать на условности, главное, чтобы не врал!
К. Арбенин

Это был пиздец. Простите меня, но по-другому не скажешь. Это был пиздец.

Заседание кафедры онтологии и теории познания, на котором защищались курсовые студентов 4 курса, проходило 12 мая с 18-30 до 22-00 (!). Нас (тех, кто сдал курсовые и пришел на защиту, а это были не все) разделили на две группы, соответственно разделив и преподов. Студенческая компания нашей группы была классная, почти чисто вахтовская – Саша Писарев, Ангелина, Макс, Серега. Ну и я, ага. 

 

dakarant: (Тема Лебедев)
И я пробовал петь, не различая нот,
Я брал аккорды на ощупь, а чаще - совсем не брал,
Но моя птица, мой свет и мой голос сказали: "Вперед!"
Мол: наплевать на условности, главное, чтобы не врал!
К. Арбенин

Это был пиздец. Простите меня, но по-другому не скажешь. Это был пиздец.

Заседание кафедры онтологии и теории познания, на котором защищались курсовые студентов 4 курса, проходило 12 мая с 18-30 до 22-00 (!). Нас (тех, кто сдал курсовые и пришел на защиту, а это были не все) разделили на две группы, соответственно разделив и преподов. Студенческая компания нашей группы была классная, почти чисто вахтовская – Саша Писарев, Ангелина, Макс, Серега. Ну и я, ага. 

 

dakarant: (Ктулху)
Придя во вторник в универ, попал на какой-то треш. Нервная тетка рассказывала про сумчатых австралийских мышей. В том состоянии сознания, в каком я тогда находился, мне не хватало как раз сумчатых австралийских мышей. Показывали картинку с изображенной на ней мышкой. Мышь царапала стальную трубу, уводящую к полупрозрачному куполу, над которым величественно парили ионные бобролеты и прямо в фиолетовом небе шляпками вниз росли белые пузырящиеся грибы. Я рванул к ним и проснулся.
Да, это был предмет "современная лингвистика", кому интересно. И там реально рассказывали про сумчатых австралийских мышей. С какого перепугу - не знаю, ибо заснул.
Сдав на переменке курсовую, я задумался над нелегким вопросом – идти ли на Гавриленко. Но Макс меня все-таки затащил. Мы были бы вдвоем на семинаре, но вместо семинара начались Ломоносовские чтения. Обсуждали субъективность. Первой выступала Косилова. Она рассказывала про парадигмы субъективности в психологии, а потом ее очень жестко крыл Толстов на тему неучтения трансперсональной психологии. Он ее, по-моему, прямо-таки обидел. И пошел к кафедре сам – следующим. В небольших дозах Толстов даже доставляет удовольствие. Главное – не переборщить. Своей интонацией в духе: «Ты че, борзый шо ли?! Иди сюда, я те щас в натуре без базара покажу, кто здесь крутой!» он вдохновляет на подвиги. Момент, ради которого стоило прийти на эти посиделки – это обращенный к ржущему Гавриленко вопрос Толстова: «Что не так?! Все не так, да-а?!». Read more... )
dakarant: (Ктулху)
Придя во вторник в универ, попал на какой-то треш. Нервная тетка рассказывала про сумчатых австралийских мышей. В том состоянии сознания, в каком я тогда находился, мне не хватало как раз сумчатых австралийских мышей. Показывали картинку с изображенной на ней мышкой. Мышь царапала стальную трубу, уводящую к полупрозрачному куполу, над которым величественно парили ионные бобролеты и прямо в фиолетовом небе шляпками вниз росли белые пузырящиеся грибы. Я рванул к ним и проснулся.
Да, это был предмет "современная лингвистика", кому интересно. И там реально рассказывали про сумчатых австралийских мышей. С какого перепугу - не знаю, ибо заснул.
Сдав на переменке курсовую, я задумался над нелегким вопросом – идти ли на Гавриленко. Но Макс меня все-таки затащил. Мы были бы вдвоем на семинаре, но вместо семинара начались Ломоносовские чтения. Обсуждали субъективность. Первой выступала Косилова. Она рассказывала про парадигмы субъективности в психологии, а потом ее очень жестко крыл Толстов на тему неучтения трансперсональной психологии. Он ее, по-моему, прямо-таки обидел. И пошел к кафедре сам – следующим. В небольших дозах Толстов даже доставляет удовольствие. Главное – не переборщить. Своей интонацией в духе: «Ты че, борзый шо ли?! Иди сюда, я те щас в натуре без базара покажу, кто здесь крутой!» он вдохновляет на подвиги. Момент, ради которого стоило прийти на эти посиделки – это обращенный к ржущему Гавриленко вопрос Толстова: «Что не так?! Все не так, да-а?!». Read more... )
dakarant: (Default)
Я - угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле.
Н. Гумилев

Сумбурная, нарочито нескладная музыка Калугина в сочетании с такими же словами, в чем проглядывает воистину «высшая гармония», как будто физически вытягивает меня за волосы ввысь. Куда-то туда, в неопределенно сияющую твердь. Удивительное дело, обычно я не слишком чувствителен к музыке. Кроме того, Калугина я люблю еще за «Манифест лоха», неистребимый алкоголизм и убойную мистичность («алхимический рок», ага).
Ну так вот. Пятница почти закончилась диспутом В.Ю.Кузнецова и Д.В.Иванова. я просидел всего около часа, потом был вынужден уйти по делам, но сложилось впечатление, что Кузнецов старательно пытается не говорить о «метафизике ваще», а в духе своего любимого «лабиринта отражений» представить палитру взаимноотражающих метафизик разных авторов, клубящихся в королевстве философски кривых зеркал. Нормальная постмодернисткая стратегия, но она полагает метафизику как некий объект философской работы, в то время как метафизика, имхо, должна быть методом этой работы – просто объекты сейчас вторичны, объекты не дают ответ на вопрос «что нам-то делать?», а мне хотелось услышать ответ именно на этот вопрос. Возможно, я ничего не понял, но мне не понравилось у Кузнецова отсутствие ответа на этот вопрос. «Думайте сами» - хорошая, конечно, стратегия, но не для вечера пятницы.
У Иванова, кстати, ответ на этот вопрос есть, достаточно почитать его блог [livejournal.com profile] res_sentiens. Read more... )
dakarant: (Default)
Я - угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле.
Н. Гумилев

Сумбурная, нарочито нескладная музыка Калугина в сочетании с такими же словами, в чем проглядывает воистину «высшая гармония», как будто физически вытягивает меня за волосы ввысь. Куда-то туда, в неопределенно сияющую твердь. Удивительное дело, обычно я не слишком чувствителен к музыке. Кроме того, Калугина я люблю еще за «Манифест лоха», неистребимый алкоголизм и убойную мистичность («алхимический рок», ага).
Ну так вот. Пятница почти закончилась диспутом В.Ю.Кузнецова и Д.В.Иванова. я просидел всего около часа, потом был вынужден уйти по делам, но сложилось впечатление, что Кузнецов старательно пытается не говорить о «метафизике ваще», а в духе своего любимого «лабиринта отражений» представить палитру взаимноотражающих метафизик разных авторов, клубящихся в королевстве философски кривых зеркал. Нормальная постмодернисткая стратегия, но она полагает метафизику как некий объект философской работы, в то время как метафизика, имхо, должна быть методом этой работы – просто объекты сейчас вторичны, объекты не дают ответ на вопрос «что нам-то делать?», а мне хотелось услышать ответ именно на этот вопрос. Возможно, я ничего не понял, но мне не понравилось у Кузнецова отсутствие ответа на этот вопрос. «Думайте сами» - хорошая, конечно, стратегия, но не для вечера пятницы.
У Иванова, кстати, ответ на этот вопрос есть, достаточно почитать его блог [livejournal.com profile] res_sentiens. Read more... )
dakarant: (Default)
Я открыл глаза...
Воды шли волной,
Унося на гребне
Хлопья пены сна.
И я стал собой,
И я увидел небо,
И была весна!
С. Калугин

Моя весна началась во вторник 17 марта – ничего особенного не произошло, просто я вырвался из того февраля, который на выдох, и прикоснулся к тому марту, который на вдох – открылись легкие восприятия и я написал первое стихотворение за полгода, наверное – оказалось, я это еще могу. Что-то было не так, что-то постоянно было не так, что-то навсегда останется не так, иначе я просто перестану быть собой и забуду, что что-то было иначе – но весна уже подняла меня на свои крылья, она об-надежила.
В среду мы, распивая пиво во дворике возле метро «Университет», сошлись с Максом во мнении, что универ надоел до последней степени – сама обстановка, сами стены, само это бесплодное круговращение дурной бесконечности не имеющих силы слов. Началось это с какого-то семинара по философской антропологии, когда народ начал с жаром обсуждать «свободу ваще» (как будто бывает «свобода ваще», свобода, имхо, определяется диспозиционально) – раньше я чрезвычайно любил такие разговоры, а теперь что-то изменилось – эта «священная» бесплодная игра, по эстетичности не дотягивающая до касталийской, а по беззаботности – до греческой, больше не видится мне в качестве единственного и даже основного дела. Можно этим заниматься «в свободное от работы время», но вот чтобы это и было самой работой… Опять вспоминается Скади-Смеркович: «Игра – это когда кто-то что-то обсуждает в максимально хамской форме, а в результате возникает мысль. Или не одна» (речь, конечно, идет не о ролевой игре, а об организационно-деятельностной). Вот этого я, пожалуй, и хочу – и даже в максимально хамской форме. Когда идет реальная работа реальных единомышленников, то все как раз и решается в духе «все твои концепты – говно!» Но это должен быть коллектив крепких друзей, знающих цену и рабочий характер таких выпадов, и должна стоять однозначная цель – создать нечто, некий продукт, ради качества которого максимально упрощается процедура его создания. Read more... )
dakarant: (Default)
Я открыл глаза...
Воды шли волной,
Унося на гребне
Хлопья пены сна.
И я стал собой,
И я увидел небо,
И была весна!
С. Калугин

Моя весна началась во вторник 17 марта – ничего особенного не произошло, просто я вырвался из того февраля, который на выдох, и прикоснулся к тому марту, который на вдох – открылись легкие восприятия и я написал первое стихотворение за полгода, наверное – оказалось, я это еще могу. Что-то было не так, что-то постоянно было не так, что-то навсегда останется не так, иначе я просто перестану быть собой и забуду, что что-то было иначе – но весна уже подняла меня на свои крылья, она об-надежила.
В среду мы, распивая пиво во дворике возле метро «Университет», сошлись с Максом во мнении, что универ надоел до последней степени – сама обстановка, сами стены, само это бесплодное круговращение дурной бесконечности не имеющих силы слов. Началось это с какого-то семинара по философской антропологии, когда народ начал с жаром обсуждать «свободу ваще» (как будто бывает «свобода ваще», свобода, имхо, определяется диспозиционально) – раньше я чрезвычайно любил такие разговоры, а теперь что-то изменилось – эта «священная» бесплодная игра, по эстетичности не дотягивающая до касталийской, а по беззаботности – до греческой, больше не видится мне в качестве единственного и даже основного дела. Можно этим заниматься «в свободное от работы время», но вот чтобы это и было самой работой… Опять вспоминается Скади-Смеркович: «Игра – это когда кто-то что-то обсуждает в максимально хамской форме, а в результате возникает мысль. Или не одна» (речь, конечно, идет не о ролевой игре, а об организационно-деятельностной). Вот этого я, пожалуй, и хочу – и даже в максимально хамской форме. Когда идет реальная работа реальных единомышленников, то все как раз и решается в духе «все твои концепты – говно!» Но это должен быть коллектив крепких друзей, знающих цену и рабочий характер таких выпадов, и должна стоять однозначная цель – создать нечто, некий продукт, ради качества которого максимально упрощается процедура его создания. Read more... )
dakarant: (Default)
Дугина я имел честь лицезреть трижды.
Первый раз мы пошли на его публичную лекцию еще на первом или на крайняк на втором курсе. Это был тот самый «курс лекций студентам МГУ», чтением которого он до сих пор гордится. Впрочем, теперь он уже респектабельный профессор социологического факультета, так что магический брэнд «МГУ» легально использует направо и налево, и теперь не так уж важен этот несчастный «курс лекций».
А он был несчастный. Полчаса монтировали проектор с ноутбуком, чтобы показать три офигенные схемы, состоящие из трех белых кружочков (с надписями «премодерн», «модерн», «постмодерн»), по-разному расположенных друг относительно друга. Кирилл тогда над этим жестко стебался (а ходили мы обычной своей тогдашней любознательной и, кстати, абсолютно непьющей – и до сих пор, если не считать меня, непьющей – компанией Кирилл-Дима С.- Ярослав), дескать, стоило огород городить.
Народу было мало. Дугин вещал что-то ницшеанское: Дионис - Аполлон, два вида нигилизма, сверхчеловек (он же радикальный субъект), убивающий Бога, все преодолевающий и выходящий к Негативному Абсолюту. Но главным была схемка «парадигм мысли» премодерн-модерн-постмодерн, с помощью которой он объяснял абсолютно все (то бишь абсолютно все ходы западной мысли на протяжении ее истории) и которую подавал как некое сверхценное откровение.Read more... )
dakarant: (Default)
Дугина я имел честь лицезреть трижды.
Первый раз мы пошли на его публичную лекцию еще на первом или на крайняк на втором курсе. Это был тот самый «курс лекций студентам МГУ», чтением которого он до сих пор гордится. Впрочем, теперь он уже респектабельный профессор социологического факультета, так что магический брэнд «МГУ» легально использует направо и налево, и теперь не так уж важен этот несчастный «курс лекций».
А он был несчастный. Полчаса монтировали проектор с ноутбуком, чтобы показать три офигенные схемы, состоящие из трех белых кружочков (с надписями «премодерн», «модерн», «постмодерн»), по-разному расположенных друг относительно друга. Кирилл тогда над этим жестко стебался (а ходили мы обычной своей тогдашней любознательной и, кстати, абсолютно непьющей – и до сих пор, если не считать меня, непьющей – компанией Кирилл-Дима С.- Ярослав), дескать, стоило огород городить.
Народу было мало. Дугин вещал что-то ницшеанское: Дионис - Аполлон, два вида нигилизма, сверхчеловек (он же радикальный субъект), убивающий Бога, все преодолевающий и выходящий к Негативному Абсолюту. Но главным была схемка «парадигм мысли» премодерн-модерн-постмодерн, с помощью которой он объяснял абсолютно все (то бишь абсолютно все ходы западной мысли на протяжении ее истории) и которую подавал как некое сверхценное откровение.Read more... )
dakarant: (Default)
Все, наверно, уже знают о внесении поправок в 4 часть Гражданского Кодекса и, может быть, даже догадываются о том, куда мы катимся. Сегодня я пошел на пикет против этих поравок, что проходил на Пушкинской площади.
Поначалу народу было мало, народ был малознакомый и слегка растерянный от бестолковости зрелища - человек 6 ментов и человек 15 анархов, нечто сооружающих посреди пустой площади. Потом дело пошло веселее.
Пришел Алекс из движения Creative Commons. Ему на ломаном английском пытались объяснить, что за безобразие здесь происходит. Он улыбался, энергично кивал и, кажется, мало что понимал.
Прибежал [livejournal.com profile] ivangogh, со всеми поздоровался, сфоткал меня, объявил, что я теперь занесен в базу ФСБ и за мной уже выехали, покрутился и убежал.
Приползла группа "Война". "Петя, - строго сказал Рома Королев, указывая на меня, - ты с этим человеком учился в МГУ. Помни об этом!" "А почему ты не с нами? Почему не участвуешь в акциях группы?" - сощурился на меня Петя. Я аж растерялся от такого вопроса, дорогие граждане.Read more... )
dakarant: (Default)
Все, наверно, уже знают о внесении поправок в 4 часть Гражданского Кодекса и, может быть, даже догадываются о том, куда мы катимся. Сегодня я пошел на пикет против этих поравок, что проходил на Пушкинской площади.
Поначалу народу было мало, народ был малознакомый и слегка растерянный от бестолковости зрелища - человек 6 ментов и человек 15 анархов, нечто сооружающих посреди пустой площади. Потом дело пошло веселее.
Пришел Алекс из движения Creative Commons. Ему на ломаном английском пытались объяснить, что за безобразие здесь происходит. Он улыбался, энергично кивал и, кажется, мало что понимал.
Прибежал [livejournal.com profile] ivangogh, со всеми поздоровался, сфоткал меня, объявил, что я теперь занесен в базу ФСБ и за мной уже выехали, покрутился и убежал.
Приползла группа "Война". "Петя, - строго сказал Рома Королев, указывая на меня, - ты с этим человеком учился в МГУ. Помни об этом!" "А почему ты не с нами? Почему не участвуешь в акциях группы?" - сощурился на меня Петя. Я аж растерялся от такого вопроса, дорогие граждане.Read more... )
dakarant: (Default)

По просьбе трудящихся расскажу о нашем участии в т.н. «праздновании дня студента», т.е. употреблении кислого пойла, по недоразумению названного медовухой, и сопутствующих событиях, кои имели место 25 января сего года.

Началась эта история в те стародавние времена, когда камни были мягкими, а в профкоме факультета было пусто. В этот самый пустой профком зарулили мы с политологом Игорем оплатить проездные, да и напали на разговор о том, что было бы неплохо испить медовухи из рук Садовничего, а то вот дожили до 4 курса, а как бы даже и не студенты МГУ. В профкоме оказался единственный билет на вечер 25го в фундаментальную библиотеку (а туда пускали только по билетам, ога) – на концерт и, главное, распитие. Я его честно пытался всунуть Игорю, мотивируя это тем, что у меня 26го вообще-то экзамен, а я привык готовиться в последнюю ночь. Но он, гад, не взял. Резюмировав, что если я получу чего нехорошее по эстетике, то виноват будет он – ибо нельзя же халявным приглашением не воспользоваться, халява – это святое – я отбыл.

Договорившись по аське с политологами, которые сдали последний экзамен 24го (и вообще более падкие на такие мероприятия, чем мы), и узнав в последний момент, что идет еще Ангелина с Катей З., я материализовался часов в 6 вечера 25го числа возле фундаменталки.

Read more... )
dakarant: (Default)

По просьбе трудящихся расскажу о нашем участии в т.н. «праздновании дня студента», т.е. употреблении кислого пойла, по недоразумению названного медовухой, и сопутствующих событиях, кои имели место 25 января сего года.

Началась эта история в те стародавние времена, когда камни были мягкими, а в профкоме факультета было пусто. В этот самый пустой профком зарулили мы с политологом Игорем оплатить проездные, да и напали на разговор о том, что было бы неплохо испить медовухи из рук Садовничего, а то вот дожили до 4 курса, а как бы даже и не студенты МГУ. В профкоме оказался единственный билет на вечер 25го в фундаментальную библиотеку (а туда пускали только по билетам, ога) – на концерт и, главное, распитие. Я его честно пытался всунуть Игорю, мотивируя это тем, что у меня 26го вообще-то экзамен, а я привык готовиться в последнюю ночь. Но он, гад, не взял. Резюмировав, что если я получу чего нехорошее по эстетике, то виноват будет он – ибо нельзя же халявным приглашением не воспользоваться, халява – это святое – я отбыл.

Договорившись по аське с политологами, которые сдали последний экзамен 24го (и вообще более падкие на такие мероприятия, чем мы), и узнав в последний момент, что идет еще Ангелина с Катей З., я материализовался часов в 6 вечера 25го числа возле фундаменталки.

Read more... )
dakarant: (Default)

Обычно я встаю по звону будильника и на полном автопилоте совершаю все необходимые утренние действия, окончательно просыпаясь в сознательное состояние в лучшем случае к началу первой пары (просыпаться ведь приходится обычно в университет), в худшем -  к концу второй (да, бывает и такое). 20 ноября я тоже осознал себя уже на 10 этаже 1 ГУМа глядящим с высоты птичьего полета на зарождающуюся метель.
Провел семинар у филологов по Сократу, затронув и софистов. Девочки (30 пар прекрасных женских глаз, с первокуровским вниманием тебя пожирающих - возникает искушение начать нести какую-нибудь красивую пургу и выпендриваться, но я мужественно боролся) все очень хорошие, ручки поднимают, отвечают - немногие, конечно, но остальные внимательно слушают, мощных вопросов типа "А зачем нужна философия?" не задают. Опрашивал их по материалу, очень много говорил сам, меня несло, я ораторствовал - вспомнил про Фуко (античные технологии себя, "забота о себе" Сократа), Делеза-Гватари (что такое концептуальный персонаж и является ли таковым Сократ у Платона) и Хайдеггера (трактовка фразы Протагора "Человек есть мера всех вещей" - есть такой эпизод в "Слова Ницше "Бог мертв" - вот тут я реально не уверен, что они меня поняли). В общем, мне понравилось. Ляпустин (мой руководитель педпрактики) был впечатлен, сказал, что "видно, что Вы очень много знаете, умеете себя подать, имеете своеобычную манеру... У Вас хорошо получается, я бы Вам советовал связать свою жизнь с преподаванием".

Read more... )
dakarant: (Default)

Обычно я встаю по звону будильника и на полном автопилоте совершаю все необходимые утренние действия, окончательно просыпаясь в сознательное состояние в лучшем случае к началу первой пары (просыпаться ведь приходится обычно в университет), в худшем -  к концу второй (да, бывает и такое). 20 ноября я тоже осознал себя уже на 10 этаже 1 ГУМа глядящим с высоты птичьего полета на зарождающуюся метель.
Провел семинар у филологов по Сократу, затронув и софистов. Девочки (30 пар прекрасных женских глаз, с первокуровским вниманием тебя пожирающих - возникает искушение начать нести какую-нибудь красивую пургу и выпендриваться, но я мужественно боролся) все очень хорошие, ручки поднимают, отвечают - немногие, конечно, но остальные внимательно слушают, мощных вопросов типа "А зачем нужна философия?" не задают. Опрашивал их по материалу, очень много говорил сам, меня несло, я ораторствовал - вспомнил про Фуко (античные технологии себя, "забота о себе" Сократа), Делеза-Гватари (что такое концептуальный персонаж и является ли таковым Сократ у Платона) и Хайдеггера (трактовка фразы Протагора "Человек есть мера всех вещей" - есть такой эпизод в "Слова Ницше "Бог мертв" - вот тут я реально не уверен, что они меня поняли). В общем, мне понравилось. Ляпустин (мой руководитель педпрактики) был впечатлен, сказал, что "видно, что Вы очень много знаете, умеете себя подать, имеете своеобычную манеру... У Вас хорошо получается, я бы Вам советовал связать свою жизнь с преподаванием".

Read more... )
dakarant: (Default)
Единство действительно было. Единство приникшего к земле под давлением информационного ветра города – единство тех, кто знает и кто идет.
Я, разумеется, не пошел на Русский марш – ни на один из. Но никуда не пойти я не мог. Я пошел на странное мероприятие партии «Яблоко» - типа против национализма, за интернационализм. Убийственная убогость мероприятия не сильно меня огорчила – ничего другого не ожидал, но зато я наконец встретился с Андреем Бабушкиным – единственным, кажется, живым человеком в мертвой партии, который, к тому же, занимается реальной, невероятно нужной, хотя и негромкой правозащитной работой, не размениваясь на всякую бессмысленную хрень вроде защиты прав геев. Три года назад, когда мы с ним познакомились, Андрей был депутатом Государственной Думы (а в Думу нового созыва он вместе с партией не прошел) – и этот чел перевернул мои представления о «народных избранниках». Коротко говоря, это копия [livejournal.com profile] ivangogh'а – даже внешне.
Осознавая абсурдность ситуации – маленькая кучка людей в окружении неизмеримо превосходящих сил милиции, националистов и мертвого неба – народ быстро пришел к легкой самоиронии и, помучавшись с включением мегафона, обратился к межличностному общению. Я разговорился с какой-то на удивление адекватной сектанткой – по дмитриевским мотивам «а может, они меня чем обогатят». Она обмолвилась о том, что у них имеется определенная модель общества, воплощаемая в наборе реально применяемых технологий, самокорректирующихся в ходе этого применения. Усилием воли подавив рвавшееся наружу желание вещать о Бурдье и Щедровицком, попытался выяснить подробности. Кажется, она не хотела их раскрывать. Спросила, что я сам типа думаю. Зря спросила.
Я грузил ее своим пониманием западной рациональности во время всей прогулки до метро. Кажется, я сам опаснее любого сектанта.
Уже в метро я наткнулся на какого-то пацана, который шептался с Бабушкиным на тему «адресов-паролей-явок». Поехали по кольцевой против часовой стрелке, хотя «марш в метро» уже прошел, в общем-то. Осталось только дикое количество ментов везде и всюду. Наверно, это у них сегодня марш.
Я полистал врученную мне сектантскую газетку «Теория Счастья» (зацените название). Ума не приложу, для кого они это пишут – это совершенно невозможно читать. Настолько унылый бред, что даже не смешно – причем нарушены элементарные правила синтаксиса и стилистики, культуры речи. А, ну ладно.
Пацан рассказал мне про «комитет Бабушкина». Теперь буду знать, где плетется мировой жидомасонский заговор.
Мы зачем-то вышли на «Новослободской», я спустил в урну «Теорию счастья» и поднял голову. Справа, возле колонны курили два классических скинхеда. Заметив нас, они синхронно поднесли ко ртам сигареты, и в их бесцветных глазах профессиональных убийц плеснулось серое ноябрьское небо.
dakarant: (Default)
Единство действительно было. Единство приникшего к земле под давлением информационного ветра города – единство тех, кто знает и кто идет.
Я, разумеется, не пошел на Русский марш – ни на один из. Но никуда не пойти я не мог. Я пошел на странное мероприятие партии «Яблоко» - типа против национализма, за интернационализм. Убийственная убогость мероприятия не сильно меня огорчила – ничего другого не ожидал, но зато я наконец встретился с Андреем Бабушкиным – единственным, кажется, живым человеком в мертвой партии, который, к тому же, занимается реальной, невероятно нужной, хотя и негромкой правозащитной работой, не размениваясь на всякую бессмысленную хрень вроде защиты прав геев. Три года назад, когда мы с ним познакомились, Андрей был депутатом Государственной Думы (а в Думу нового созыва он вместе с партией не прошел) – и этот чел перевернул мои представления о «народных избранниках». Коротко говоря, это копия [livejournal.com profile] ivangogh'а – даже внешне.
Осознавая абсурдность ситуации – маленькая кучка людей в окружении неизмеримо превосходящих сил милиции, националистов и мертвого неба – народ быстро пришел к легкой самоиронии и, помучавшись с включением мегафона, обратился к межличностному общению. Я разговорился с какой-то на удивление адекватной сектанткой – по дмитриевским мотивам «а может, они меня чем обогатят». Она обмолвилась о том, что у них имеется определенная модель общества, воплощаемая в наборе реально применяемых технологий, самокорректирующихся в ходе этого применения. Усилием воли подавив рвавшееся наружу желание вещать о Бурдье и Щедровицком, попытался выяснить подробности. Кажется, она не хотела их раскрывать. Спросила, что я сам типа думаю. Зря спросила.
Я грузил ее своим пониманием западной рациональности во время всей прогулки до метро. Кажется, я сам опаснее любого сектанта.
Уже в метро я наткнулся на какого-то пацана, который шептался с Бабушкиным на тему «адресов-паролей-явок». Поехали по кольцевой против часовой стрелке, хотя «марш в метро» уже прошел, в общем-то. Осталось только дикое количество ментов везде и всюду. Наверно, это у них сегодня марш.
Я полистал врученную мне сектантскую газетку «Теория Счастья» (зацените название). Ума не приложу, для кого они это пишут – это совершенно невозможно читать. Настолько унылый бред, что даже не смешно – причем нарушены элементарные правила синтаксиса и стилистики, культуры речи. А, ну ладно.
Пацан рассказал мне про «комитет Бабушкина». Теперь буду знать, где плетется мировой жидомасонский заговор.
Мы зачем-то вышли на «Новослободской», я спустил в урну «Теорию счастья» и поднял голову. Справа, возле колонны курили два классических скинхеда. Заметив нас, они синхронно поднесли ко ртам сигареты, и в их бесцветных глазах профессиональных убийц плеснулось серое ноябрьское небо.

February 2016

S M T W T F S
 123456
78910111213
14 15 1617181920
212223 24 252627
2829     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 11:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios