dakarant: (тень)
Передо мной расстелилась бескрайняя парма, её ялпынги и ворги. Именно так - парма, а не книга, Пермь Великая, а не сухие страницы, хонтуи и хаканы, а не издатели и редакторы. Вешь - очень красивая. Именно красивая какой-то глубокой, дикой, древнеязыкой красотой, полная, объёмна, как почерневший языческие идол, волшебная маммутовым льдом и княжьими тамгами.
Рецензия читателя timopheus http://www.livelib.ru/review/194908

Понятно, что именно хотел сделать Иванов в «Коммьюнити», как и едва ли не во всех своих романах: создать образ-концепцию, обладающую огромной объяснительной силой. Жизнь в России – она вот такая. Вот потому-то. И человеку приходится делать такие-то выборы – или отказываться от них. В «Парме» и «Золоте бунта» такая модель естественно смыкалась с мифом – собственно, превращалась в миф.
Михаил Назаренко http://fantlab.ru/blogarticle26975



Это одна из лучших фантастических книг, что мне довелось прочитать. Ее относят к жанру фэнтези, и формально это верно – средневековый антураж и сверхъестественные существа и события присутствуют. Но она совершенно не похожа на фэнтези, даже «реалистическое» типа Джорджа Мартина или т.н. славянское. Не похожа она и на исторический роман, хотя «основана на реальных событиях», происходивших в 15 веке на территории нынешнего Пермского края и описанных, например, в Вычегодско-Вымской летописи.Read more... )
dakarant: (кот)
Как мне казалось до недавнего времени, все, что я мог сказать на тему интеллигенции, я уже сказал в тексте, самый полный вариант которого находится на сайте Болтиков (а еще там каменты жгутЪ). Конечно, на интерпретации текстов (коих, как известно, на тему интеллигенции существует туева хуча с тележкой и хвостиком) и отдельных явлений (навроде диссидентства и вырастающего из него современного российского либерализма вырастающей из него современной российской либерастии) можно было материал на докторскую набрать, но я ж не этим главным образом занимаюсь моя основная профессия - пооооовар, так что я на эту тему забил, обрадовавшись, что хоть в какой-то сфере смог додумать до конца и высказаться до конца тоже.
Но есть еще одна тема – наименование ее, конечно, звучит донельзя пошло, но она выводит ко вполне вменяемому вопросу о роли мысли и, следовательно, удерживающего ее интеллектуального класса в истории – чего мы тут вообще копошимся и не нужно ли срочно бросать все и идти пилить бабки.


Васисуалий Лоханкин представляет

Позиция интеллигента принципиально не исторична. Он смотрит на историю как на говно не-историю, предположительно, как на литературу. Удержание фокуса этого взгляда подпитывается энергией желания власти над историей, т.е. ее, истории, устранения. Внеисторическая позиция интеллигента, возможна, таким образом, лишь как производная от истории (что довольно банально).
Вся история оказывается ставкой во властной, а значит, политической игре. Но сама овремененная властная игра есть важная составляющая «реальной» истории, если не история вообще. Интеллигенция выносит эту составляющую вовне целого, неудачно пытаясь субстантивировать ее – внеисторическая позиция, таким образом, несамодостаточна не только в силу своей ориентации, но и в силу происхождения и субстрата.
Но, возможно, само существование такой позиции оказывает влияние на некоторые исторические события, т.е. в некотором роде движет историю (здесь нужны примеры «из жизни» навроде советской перестройки, точнее, оценка этих примеров, дело весьма трудоемкое). Подобные влияния не являются целью формирования позиции, это побочный эффект ее существования. Влияние, которое интеллигент может оказывать на историю, не контролируется им и не является целью его деятельности. Оно независимо от него и является ярким примером той хаотической наличности, в несовпадении с которой существует интеллигент. Он, таким образом, отрицает возможные последствия своих действий и вполне последовательно стремится к идеалу бездействия.
История же в этом случае оказывается в какой-то степени побочным эффектом своего отрицания. Прекратить историю, таким образом, значит принять ее.

Вот как-то так. Это типа залог на будущее.
dakarant: (кот)
Как мне казалось до недавнего времени, все, что я мог сказать на тему интеллигенции, я уже сказал в тексте, самый полный вариант которого находится на сайте Болтиков (а еще там каменты жгутЪ). Конечно, на интерпретации текстов (коих, как известно, на тему интеллигенции существует туева хуча с тележкой и хвостиком) и отдельных явлений (навроде диссидентства и вырастающего из него современного российского либерализма вырастающей из него современной российской либерастии) можно было материал на докторскую набрать, но я ж не этим главным образом занимаюсь моя основная профессия - пооооовар, так что я на эту тему забил, обрадовавшись, что хоть в какой-то сфере смог додумать до конца и высказаться до конца тоже.
Но есть еще одна тема – наименование ее, конечно, звучит донельзя пошло, но она выводит ко вполне вменяемому вопросу о роли мысли и, следовательно, удерживающего ее интеллектуального класса в истории – чего мы тут вообще копошимся и не нужно ли срочно бросать все и идти пилить бабки.


Васисуалий Лоханкин представляет

Позиция интеллигента принципиально не исторична. Он смотрит на историю как на говно не-историю, предположительно, как на литературу. Удержание фокуса этого взгляда подпитывается энергией желания власти над историей, т.е. ее, истории, устранения. Внеисторическая позиция интеллигента, возможна, таким образом, лишь как производная от истории (что довольно банально).
Вся история оказывается ставкой во властной, а значит, политической игре. Но сама овремененная властная игра есть важная составляющая «реальной» истории, если не история вообще. Интеллигенция выносит эту составляющую вовне целого, неудачно пытаясь субстантивировать ее – внеисторическая позиция, таким образом, несамодостаточна не только в силу своей ориентации, но и в силу происхождения и субстрата.
Но, возможно, само существование такой позиции оказывает влияние на некоторые исторические события, т.е. в некотором роде движет историю (здесь нужны примеры «из жизни» навроде советской перестройки, точнее, оценка этих примеров, дело весьма трудоемкое). Подобные влияния не являются целью формирования позиции, это побочный эффект ее существования. Влияние, которое интеллигент может оказывать на историю, не контролируется им и не является целью его деятельности. Оно независимо от него и является ярким примером той хаотической наличности, в несовпадении с которой существует интеллигент. Он, таким образом, отрицает возможные последствия своих действий и вполне последовательно стремится к идеалу бездействия.
История же в этом случае оказывается в какой-то степени побочным эффектом своего отрицания. Прекратить историю, таким образом, значит принять ее.

Вот как-то так. Это типа залог на будущее.

February 2016

S M T W T F S
 123456
78910111213
14 15 1617181920
212223 24 252627
2829     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios